Сущность

Эту статью следует викифицировать.
Пожалуйста, оформите её согласно общим правилам и указаниям.
Эта статья или раздел нуждается в переработке.
Пожалуйста, улучшите её в соответствии с правилами написания статей.

Су́щность — отношение сущности предмета к его субстанции есть отношение постоянных предикатов к постоянному же субъекту и что, таким образом, по отношению к субстанции понятие сущности совпадает с понятием атрибутов. Но отношением к понятию субстанции не выясняется во всей полноте смысл понятия сущности. Постоянные предикаты предмета могут существовать при разной степени определенности и постоянства его субъекта, и потому сущность не всегда соотносительна субстанции. Предмету может быть приписываемо неопределенное, не возведенное к отчетливости мысли бытие — и такому неопределенному и неотчетливому субъекту могут, тем не менее, принадлежать постоянные свойства, составляющие его сущность. С другой стороны, предмет может заведомо иметь для мысли лишь условные постоянство и самостоятельность, то есть субстанциальность его может быть отрицаема и, тем не менее, ему можно приписывать постоянную природу или сущность. Это последнее соображение указывает на неправильность очень часто встречающегося в философии противоположения между сущностью и явлением. Явление есть все то, чему принадлежит не бытие в точном значении этого слова, но существование, то есть бытие обусловленное, зависимое. Не имея, таким образом, само в себе субстанции, явление, однако, также имеет свою сущность, то есть постоянные предикаты. Следовательно, противоположение существует не между явлением и сущность, а между явлением и тем сущим, которое служит первоисточником явления, или, пожалуй, между сущностью явления и сущностью этого сущего. Эта особенность понятия сущности может быть кратко выражена так, что для сущности, как постоянного предиката, необходим субъект логический, но нет необходимости в субъекте действительном. Сущность совпадает с тем, что в логике именуется существенными признаками понятия; всякое раскрытие содержания понятия в общем, утвердительном, категорическом суждении есть раскрытие сущности предмета понятия. В логике различают нередко разные степени и виды существенности признаков разными терминами; так, основные существенные признаки (essentialia constitutiva) отличают от производных (essentialia consecutiva), которым иногда дают наименование атрибутов, равно как существенные признаки, общие нескольким понятиям (essentialia communia), от признаков, исключительно принадлежащих данному понятию (essentialia propria). Гораздо важнее этих терминологических различений те соображения, которые, вытекая из развитого выше понятия сущности, определяют отношения его к другим близким ему понятиям. Как предикат субъекта неопределенного или даже мнимого, сущность не предполагает непременно резкого рассудочного отделения бытия предмета от его свойств. Поэтому понятие сущности близко к первоначальному, еще не расчлененному мыслию непосредственному состоянию понятия бытия, когда постоянные или принимаемые за постоянные свойства сущего отождествляются с сущим как таковым (так было, напр., в древнейшей греческой философии, для которой вода или воздух были вместе и самим первосущим, и его сущностью). В развитии мысли о бытие категория сущности предшествует категории субстанции, как предполагающая меньшую отчетливость разграничивающей, рассудочной деятельности. Засим, с выработкою мысли о субстанции сущность отождествляется с ее атрибутами. Что касается отношения сущности к акциденту и модусу, то в одном смысле она их исключает, в другом — отождествляется с ними. Как постоянный предикат субстанции, сущность её не есть ни акцидент, ни модус; но и акцидент, и модус как таковые имеют свою сущность, то есть свои постоянные предикаты. Причинность вещей есть одно из их постоянных свойств и как таковое обнимается понятием сущности; постоянство существенного признака понятия не есть неизменность предмета во времени, а есть постоянство в самом временном изменении, буде последнее имеет место. Существенным признаком организма служит, напр., его развитие — стало быть, единообразное изменение во времени под влиянием внутренних причин. Вполне мыслимо даже такое предположение, что сущность всякой вещи есть закономерное изменение (хотя, конечно, мыслимость этого предположения не означает еще его доказанности). Вместе с тем, однако, понятие сущности шире понятия причинности, так как в предметах есть единообразие, не подчиняющиеся началу причинности (свойства геометрических тел, единообразие во взаимных отношениях тела и души и т. п.).

История термина

В истории философии понятие сущности всегда было важно главным образом в его соотношении с понятием субстанции, то есть в смысле понятия о ее постоянных свойствах или атрибутах. Не повторяя здесь того, что сказано в статье о субстанции, укажем лишь на общую тенденцию движения философии по отношению к понятию сущности. В течение всего докантовского периода философии понятие бытия и того, чему присуще бытие (свойства), хотя и различаемые рассудком, обнаруживали стремление к тесному сочетанию и даже слиянию в мыслимом предмете понятия: вещь, характеризуемая известными признаками, именно через сопричастие этим признакам приобретала значение сущей. Предполагалось, что есть свойства или атрибуты, которым как таковым необходимо принадлежит бытие. Эта неразрывность двух понятий — свойства и бытия вещи — представлялась равно необходимою как с точки зрения догматиков, так и с точки зрения эмпиристов. Первые, определяя субстанцию известными атрибутами, естественно находили их в таких свойствах вещей, которые (свойства) представлялись им необходимо-сущими, то есть понятие о которых, с их точки зрения, предполагало бытие. Первое положение «Этики» Спинозы в самопричине сущности предполагает существование, то есть природа сущности может быть постигнута лишь как существующая. Таким образом выходит, что существо вещей создает их субстанциальность, то есть что мы должны признавать субстанциальное бытие за такими свойствами, из понятия которых оно следует с необходимостью (иначе — противоположное которым невозможно). Это, так сказать, материальное, то есть основанное на изучении свойств вещей, установление их бытия составляет убеждение и эмпиризм. Юм, давший вполне последовательное завершение доктрины эмпиризма, подвергает подробному исследованию вопрос, есть ли идея бытия что-либо отличное от идей воспринимаемых качеств, и находит, что они тождественны, то есть свойства вещей и суть их бытие. «Просто думать о чем-либо и думать о чем-либо, как существующем, — говорит он, — в этом нет никакой разницы». Различие между эмпиристами и догматиками заключается в данном случае лишь в том, что необходимое, субстанциальное бытие первые отрицают и поэтому превращают не сущность в субстанцию, а вообще воспринимаемые свойства в сущее. Для Канта бытие есть не признак вещи, а ее положение, (вещь сущая имеет те же признаки, что и не сущая), и потому от мыслимых признаков вещи нельзя заключать к ее бытию: тем самым отвергается догматизм. Вместе с тем отвергается и эмпиризм, так как (опытное) бытие вещей есть категория рассудка, а не непосредственное внушение чувств; следовательно, один чувственный значок сам по себе еще не тождествен бытию и тем более субстанции (права которой в опытной области Кант также восстановляет). Таким образом, возможность превращения сущности в субстанцию или вообще свойства в сущее раз навсегда пресекается. Шопенгауэр в духе Канта признает невозможным какое-либо заключение от сущности (essentia) к существованию (existentia), хотя, с другой стороны, утверждает, что существование без сущности есть пустое слово. У Гербарта и Гегеля влияние произведенной Кантом реформы проявляется в том, что в противоположность докантовской философии, заключавшей от сущности к сущему, они стремятся сущность, как и субстанцию, вывести из понятия бытия. Из определения бытия как простого положения у Гербарта следует ряд заключений и о качестве (природе) сущего.

У Гегеля категория «сущность» составляет содержание второй книги «Логики» и сущность определяется как основание (Hintergrund) или самоуглубление бытия, достигаемое его же собственным развитием.

В настоящем вопросе, как и в вопросе о субстанции, позволительно ожидать плодотворных результатов лишь от генетического исследования понятия бытия. Это исследование одно может дать разрешение или доказать неразрешимость искони занимавшей философию задачи — найти необходимые, то есть логически связанные с самим бытием вещей, предикаты их.


При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).
 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home