Карраччи

Карраччи (Caracci) — семейство итальянских (болонских) живописцев, а также название их художественной школы (в Болонье).

Содержание

Лодовико Карраччи

(1555-1619), живописец, гравер и скульптор, ученик Просперо Фонтаны, развившийся далее, во время своих путешествий, через самостоятельное изучение выдающихся итальянских мастеров. По возвращении своем в Болонью, будучи убежден в необходимости возрождения искусства, основал вместе со своими троюродными братьями, Агостино и Аннибале К., новую школу живописи, "академию направленных на путь" (degli Incamminati), которая вскоре сделалась в Италии центром художественного образования, несмотря на насмешки над нею старых маньеристов. Принципами ее были: непосредственное наблюдение природы, изучение антиков и подражание великим мастерам, напр. в рисунке и движении — Микеланджело, в колорите — Тициану, в композиции и выражении — Рафаэлю, в светотени и грации — Корреджо. Хотя художники, принадлежащие к этой академии, или, как их называют по почину самого Лодовико К., "эклектики", и достигают в своих произведениях некоторой своеобразности стиля, однако у их большинства бросается в глаза решительное старание подражать тем или другим избранным образцам. Так, напр., в ранних работах самого Лодовико К. (напр. во фресках С. Микеле-ин-Боско) слишком заметно подражание Корреджо и Пармиджанино. В более зрелых своих произведениях, он выказывает большую самостоятельность (напр. в "Богородице во славе", в Болонской пинакотеке, и во фресках из жития св. Бенедикта в монастыре С. Микеле-ин-Боско). Лодовико К. является также родоначальником особого рода картин страдальческого пафоса, каковы, напр., "Ессе h o mo" и "Mater dolorosa", которые столь обильны в болонской школе. В Импер. Эрмитаже имеются образцы его живописи: "Св. Семейство" (№ 163 и 164), "Несение креста" (№ 165), "Положение во гроб" (№ 166) и "Св. Севастиан" (№ 167).

Агостино Карраччи

(1557-1602), живописец и гравер, ученик П. Фонтаны, Барт. Пассеротти и Дом. Тибальди, развился под влиянием Лодовико К. Обладая большою начитанностью, он взял на себя в Академии degli Incamminati чтение лекций по теории искусства. Его немногочисленные живописные произведения (лучшие из них — фрески во дворце Фарнезе, в Риме, исполненные в сотрудничестве с Аннибале К., "Причащение св. Иеронима" в Болонской пинакотеке, "Вознесение Богородицы", там же) отличаются правильностью рисунка и светлым, веселым колоритом. Гораздо значительнее Аннибале К. как гравер. Взяв себе за образец Корн. Корта, он довел свою манеру гравирования до высокого совершенства: Замечательнейшие из его гравюр: "Распятие" (с Тинторетто, 1589), "Эней и Анхиз" (с Бароччио, 1595), "Богородица с Младенцем" (с Корреджо), "Искушение св. Антония", "Св. Иероним" (с Тинторетто), а также некоторые собственного сочинения.

Аннибале Карраччи

(1560-1609), живописец и гравер, ученик Лодовико К., развившийся изучением Корреджо, Тинторетто, П. Веронезе, Рафаэля и Микеланджело. Стремление подражать этим корифеям живописи весьма ярко проглядывает в его ранних произведениях; с основания Академии degli Incamminati он принимал деятельное участие в педагогической и в художественной деятельности этого заведения. В 1597 г. был вместе с ними вызван в Рим для украшения фресками дворца Фарнезе. Эти фрески, замечательные по своему удачному распределению, по осмысленности и разнообразию композиции и по свежести красок ("Триумф Вакха и Ариадны", "Меркурий и Парис", "Пан и Дианы", "Юпитер и Юнона" и пр.) принадлежат к числу особенно удачных его произведений. Умер 49 лет и погребен, согласно выраженному им перед смертью желанию, в Пантеоне, рядом с Рафаэлем. Достоинства живописных произведений этого художника состоят в искусстве композиции, в умно рассчитанном размещении фигур и в свежести колорита; но ему можно поставить в упрек отсутствие действительного, непосредственного вдохновения. Религиозные композиции Аннибале К. служат верным отражением сантиментальной, неискренней набожности его времени. Кроме картин духовного, мифологического и аллегорического содержания, писал также пейзажи (образцы их можно видеть в галереях Дориа, в Риме, в мадридском, берлинском и других музеях; пейзаж № 178 в Императорском Эрмитаже, к сожалению, сильно потемнел). Главные из его многочисленных произведений, рассеянных по разным галереям Европы, суть, сверх вышеупомянутых, следующие: "Богородица со святыми" (1592), "Воскресение Христово" (в Лувре), "Св. Рох" (в Дрездене), "Вакханка и сатир" (во Флоренции), "Христос и самаритянка" (в Вене), "Избиение младенцев" (в Мюнхене), "Св. Семейство" (в Импер. Эрмитаже, № 169), "Отдых на пути в Египет" (там же, 171), "Почивший Христос" (там же, № 172) и др. В своих гравюрах Аннибале К. воспроизводил почти исключительно собственные композиции ("Распятие", "Юпитер и Антиопа", "Христос" и пр.).

Болонская школа Карраччи

Обыкновенно принято относить название болонской школы всецело к академии, основанной в конце XVI столетия братьями Карраччи. Это не совсем правильно. Уже в XIV в. Franco Bolognese и Jacopo Avanzi, а в XV — Lorenzo Costa и Francia подарили миру замечательные произведения, находящиеся в церквах Болоньи и ее многочисленных дворцах. Не останавливаясь, однако, здесь на характерных особенностях этих художников, о которых будет сказано в своем месте, сделаем здесь исключительно обзор школы Карраччи.

Школа эта эклектическая: в конце XVI стол. все роды живописи достигли в Италии наивысшего совершенства. Карраччи не искали новых путей; они желали лишь путем глубокого изучения шедевров прежних мастеров усвоить себе все их лучшие качества. На произведениях болонских художников не лежал какой-либо особенный отпечаток. Но они успешно изучали и прогрессировали в искусстве, в их работах сказывается известная манера и последовательность. Образовавшиеся после Франчья школы Фонтаны и Кальварта характеризуют собою период упадка в истории живописи; в школе Карраччи, наоборот, начинается возрождение. Лодовико Карраччи получил свое художественное образование путем долгого и терпеливого изучения старых мастеров: в Венеции он изучал колорит в картинах Тициана и Тинторетто, во Флоренции он проникся изяществом письма Андреа дель Сарто. Копируя и сличая копии с оригиналами, он пришел к мысли, что единственный путь к возрождению искусства — это брать от каждого из старых мастеров лучшие отличительные особенности его письма: "если бы возможно было сочетать в одном произведении живописи чарующую прелесть Корреджо с энергией Микеланджело, строгость линий в картинах Веронезе с идеальной нежностью Рафаэля, разве не значило бы этим приблизиться к совершенству". Таково было основное положение новой школы.

Лодовико Карраччи, открывая школу, пригласил в сотоварищи двух своих двоюродных братьев, Аннибале и Агостино Карраччи. Он оставил за собою высшее заведование школой. Аннибале преподавал искусство письма, которое он знал в совершенстве. Агостино, получивший хорошее литературное и научное образование, взял на себя более сложные занятия. Он преподавал правила перспективы, строительное искусство, читал анатомию, прибегая иногда для наглядного обучения к вскрытию трупов. Он беседовал с учениками о мифологии, истории и религии, словом, касался всего того, в чем художник может черпать сюжеты для своего вдохновения. Ученики в доказательство правильно понятых уроков учителя воспроизводили в рисунках те факты из истории, о которых он им говорил; они часто отправлялись за город писать с натуры пейзажи и памятники старины. Их приучали к взаимной оценке друг друга, и те из них, которые не умели в таких случаях объяснить и отстоять свою работу, должны были ее уничтожить. Для распределения наград между лучшими учениками устраивались конкурсы, на которые в качестве судей Карраччи приглашали наиболее известных живописцев Италии и Болоньи. Так было поставлено образование в школе Карраччи. Их школа называлась сначала Академией Desiderosi, чем означалось их стремление достичь совершенства старых мастеров; впоследствии они получили название Incamminati, т. е. идущих по пути к достижению этого совершенства. Несомненно, что болонский эклектизм сам по себе не подарил миру ни одного настоящего гения. Но в его питомцах никогда не исчезало то знание искусства старых мастеров, которое они выносили из школы; нельзя не согласиться с тем, что благодаря своей методе художественного образования школа Карраччи в совершенстве научила технике искусства. Тот, кто выходил из нее, умел обращаться с карандашом и кистью, понимал значение тонов, знал законы перспективы и умел ценить произведения искусства. "Вот почему, — говорит Lanzi, — болонская школа, позже других явившаяся на свет, может быть поставлена первой в деле художественного образования, вот почему она, изучив предварительно все другие, могла в свою очередь реформировать их".

Сделаем теперь беглый обзор произведений братьев Карраччи и их учеников. Лодовико Карраччи (1555—1619) известен картинами, которыми он украсил палаццо Фавы, Маньяни, Грасси, Марескальки и множество церквей. Его "Св. Франциск", "Преображение Господне", его последующие произведения — "Поход аргонавтов", "Путешествие Энея" и др. — обличают в художнике если не истинный гений, то, по крайней мере, благородство стиля и редкий навык в исполнении. Известные его произведения — "Св. Семейство под пальмою ", ошибочно считавшееся прежде работой Аннибало Карраччи, "Св. Семейство со св. Варварой и св. Лаврентием", "Положение во гроб", "Св. Севастиан", "Несение креста" — находятся в настоящее время в петербургском Эрмитаже. Что же касается находящейся там же картины, изображающей св. мученика Севастьяна привязанным к дереву и пронзенным стрелами палачей, то она, вероятно, представляет эскиз картины, которая находится в палаццо Дориа в Риме.

Агостино Карраччи (1557—1602), двоюродный брат Лодовико Карраччи, в начале своей деятельности был гравером; его гравюры, все больше непристойного содержания, пользовались огромной популярностью. Как живописец он не шел дальше посредственности. Тем не менее, его "Исповедь св. Иepoнима" и "Купанье Дианы", находящиеся в Болонье, " Св. Дева, кормящая грудью младенца Иисуса" (в Парме) указывают на то, что Аг. Карраччи присущи были тонкое и правильное понимание экспрессии; мы уже знаем, что как учитель он оказал крупные услуги своим ученикам.

Аннибале Карраччи (1560—1609), брат и ученик предыдущего, считается одним из очень выдающихся художников. Без сомнения, его первые произведения не все одинакового достоинства вследствие его заведомого подражания различным мастерам прежнего времени. Но в последующие годы творчества он успел освободиться от такого рабского подражания; тут он вполне самостоятелен и достигает верности и силы выражения в своих картинах. Как и его знаменитый брат Аннибале Карраччи, оставил после себя память в многочисленных произведениях искусства. Его живопись во дворце Фарнэзе считается одной из капитальнейших его работ; "Св. Екатерина и св. Клара" (в Болонье), "Св. Дева в молчании" (в Неаполе) дышат необыкновенной силой. Целый ряд картин Аннибале Карраччи находится в петербургском Эрмитаже. Здесь имеются его "Св. Семейство", "Отдых Св. Семейства на пути в Египет" — копия с нее находится в Бернском музее и выдается там за оригинал, "Христос почивший, оплакиваемый ангелами", "Жены-мироносицы у гроба Спасителя", "Явление воскресшего Христа Мироносицам", "Спящая молодая девушка" (Венера, изображенная в совершенной наготе, спит на ложе, под навесом малиновой драпировки), "Мрачный пейзаж", портрет самого художника, "Св. Иоанн Креститель", "Св. Семейство" (повторение этой картины, относимое лишь к школе Аннибале Карраччи находится во Флоренции, в музее Уффици, "Св. Карл Борромей" (знаменитый милан. архиепископ), "Снятый со креста Спаситель, оплакиваемый св. Мариею Магдалиною и ангелами".

Некоторые из учеников школы Incamminati превзошли своих учителей. Наиболее замечательным из них был Гвидо Рени (1575—1642) — живописец и гравер, ученик Дениса Кальварта и Лодовико Карраччи: картины его, написанные на сюжеты, взятые из св. истории и мифологии, обличают в нем больше совершенства техники, чем настоящий творческий гений. Гвидо Рени был одним из самых известных художников своего времени, но к концу жизни утратил в значительной степени свое обаяние. Пользуются известностью его "Самаритянка", "Распятый Христос", "Св. семейство", "Аврора и Фортуна", находящиеся за границей, а у нас в Эрмитаже — "Давид с головою Голиaфa". Картина эта находилась некогда в галерее Цампьери, в Болонье, и была куплена для Эрмитажа в 1839 г. Точно такая же картина Гвидо Рени находится в Лувре; третий экземпляр ее — в галерее Спадо Колонна в Риме. Копия же, в уменьшенном виде — в Венской галерее; "Поклонение Пастырей" (наход. некогда в галерее де ла Врильера; повторение этой композиции — в церкви картезианского монастыря в Неаполе); "Поклонение волхвов", "Св. Семейство на пути в Египет" (картина эта, пользующаяся особенным вниманием посетителей Эрмитажа, куплена была из галереи нидерландского короля Вильгельма II в 1850 г.); "Св. Петр" — этюд с головы ап. Петра для мастерской картины художника, находящейся в палаццо Цампьери, в Болонье; в 1650 г. этюд принадлежал кардиналу Савелли в Риме; другой подобный этюд имеется в венском Бельведере: "Отцы церкви, рассуждающие о бессемянном зачатии" (картина эта находилась во времена Пассери в одной из церквей Перуджии; затем она перешла в Рим, в галерею маркиза дельи Анджели, продавшего ее лорду Вальполю, но она была задержана папским правительством в Чивита-Веккии, и только из уважения к покупщику Папа Иннокентий XIII разрешил отправку ее в Англию); "Св. Иероним"; "Юность Богоматери" (картина изображает Пресвятую Деву в возрасте лет 16 или 17, сидящую в кругу восьми молодых девушек, занятых шитьем, на полу — несколько корзин с работою; слева — маленькая собачка, болонка): "Спящий младенец-Христос" (копия с оригинала, находящегося в венском Бельведере, по мнению Вагена, принадлежит кисти Карло Маратти; подобные же копии, неправильно считаемые подлинными произведениями Гвидо Рени, имеются в галерее Дориа в Риме и в коллекции гр. Шпека-Штернбурга в Лучене; есть еще копия в венской академии художеств). Из картин не религиозного содержания, принадлежащих кисти Г. Рени или его учеников, следующие находятся в Эрмитаже: "Похищение Европы" — картина, изображающая дочь Агенора, которая сидит на Юпитере, принявшем образ быка, по мнению Вагена, представляет только часть большой картины, композицию которой Гвидо Рени повторял несколько раз; картины того же сюжета находятся в Дульвиче, в палаццо дел' Консерватори, в Риме и в музее гор. Тура, во Франции (очевидно, представляющие собою копии); "Клеопатра" — написана была художником, вдохновившимся, по мнению Вагена, бюстом одной из дочерей Ниобеи; картина находилась некогда в галерее Кувеа, португальского посланника при дворе французского короля Людовика XV; во Флоренции, в галерее Питти имеется картина Гв. Рени того же содержания, но она представляет в отношении композиции значительное отличие от эрмитажной. "Беатриче Ченчи" (по всем вероятиям, исполнена одним из учеников Гв. Рени с знаменитого портрета его работы, находящегося в палаццо Барберини, в Риме. Куплена была картина для Эрмитажа в 1784 г. вместе с другими картинами из собраний Бодуэна. Картина эта, считавшаяся сначала произведением Тициана, а затем П. Бордоне, художника венецианской школы, по преданию написана была Гв. Рени с наброска, сделанного им в то время, когда несчастную Беатриче вели на казнь; по другому преданию, портрет этот написан художником в тюрьме Беатриче, накануне ее казни; однако эти рассказы не подтверждаются никакими положительными историческими данными и даже подлежат сомнению: точно ли Беатриче изображена в портрете галереи Барберини.

Другим представителем болонской школы является Франческо Альбани (1578—1660 г.), бывший сначала учеником Дениса Кальварта, а потом академии Карраччи. В своих произведениях он изображал преимущественно красоту, грацию и любовь. Его картины, написанные на сюжеты, взятые из мифологии, как "Аполлон и Дафна", "Богиня Земли" и находящееся в Эрмитаже "Похищение Европы" (повторение этой картины с некоторыми изменениями имеется в Петербурге же, в Лейхтенбергской галерее) и др. пользуются большой популярностью, нежели его работы на религиозные темы. Из этих последних в петербургском Эрмитаже находятся две его картины: "Благовещенье", перешедшее сюда в 1779 г. из галереи Вальполя (повторение этой картины, с значительной разницей в колерах, находится в Парижской галерее), и "Крещенье Господне" (принадлежала знаменитому Дж. Ло и была куплена для Эрмитажа из галереи Вальполя). Живопись Альбани отличается нежностью и красотой, но уже слишком приторной. В Альбани еще ярче обнаружились недостатки его учителей.

Несомненно, к сонму великих итальянских мастеров мог бы приобщиться другой художник из школы Карраччи, если бы он не жил в эпоху упадка искусства, когда вкусы в Италии, к концу XVII века, в значительной степени были извращены. Мы говорим о Доменикино Цампьери, прозванном Доменикино (1581—1441). Сначала ученик Кальварта, затем Академии дельи инкамминати, он одно время был в большой моде в Италии и, к сожалению, старался подладиться под испорченные вкусы публики. Шедевром его считается "Исповедь св. Иеронима", о которой Пуссен говорил, что она принадлежит к числу трех наилучших картин Рима. В ней много простоты, величия, она вся проникнута чувством благоговения. Нигде в других произведениях художник не выразил более сильно этого чувства. Его "Св. Иероним в пустыне", "Св. Цецилия", "Торжество любви", находящиеся в Лувре, прекрасные фрески в церкви Сан-Луиджи де Франчези в Риме, в аббатстве Гротта-Феррата, в вилле Альдобрандини во Фраскатти отличаются свежестью, возвышенностью стиля и силою выражения. Обращают на себя внимание его картины, находящиеся в Эрмитаже: "Св. евангелист Иоанн", причисляемый к замечательнейшим произведениям Доменикино. Картина эта в течение долгого времени принадлежала д-ру Фроману в Штутгарте, а в начале нынешнего столетия была куплена от него Д. А. Нарышкиным, от которого приобретена была императором Николаем I для императрицы Александры Феодоровны. При жизни этой государыни она висела в ее кабинете в Зимнем дворце; по ее кончине перешла в наследство к императрице Марии Александровне, после которой, согласно ее духовному завещанию, сделалась собственностью Эрмитажа в 1881 г. Точно такая же картина Доменикино, бывшая прежде в галерее герцога Орлеанского, находится у графа Карлейля в замке Гоуард, в Йоркшире, в Англии. Превосходная копия с эрмитажной картины, сделанная Брюлловым, имеется в музее Императорской академии художеств в СПб.; "Взятие Св. Марии Магдалины на небо", "Ликование израильтянок по переходе Моисея через Чермное море" — картина, перешедшая в Эрмитаж из бывшей Голицынской галереи, где она значилась произведением школы Доменикино. К произведениям школы Доменикино относится находящаяся в Эрмитаже картина "Персидская Сивилла", прежде считавшаяся работой самого художника, между прочим, потому, что в лице Сивиллы узнавали портрет его дочери.

Различием в манерах письма, которых насчитывают целых три, отличался один из последних представителей болонской школы — Джованни-Франческо Барбьери (1591—1666), прозванный Гверчино, т. е. косоглазый, сначала ученик Барт. Бертоцци, Дж. Б. Кремонини и Паоло Дзаньони, впоследствии подражатель Лодовико Карраччи и Микеланджело. Хорошим образцом первой манеры художника служит его картина, находящаяся ныне в Эрмитаже. Она изображает "Св. Анну, обучающую Младенца-Христа чтению". К первым же работам Барбьери относится его "Взятие Богородицы на небо" — картина эта, находящаяся также в Эрмитаже, в числе других была исполнена художником по возвращении в Рим в 1623 г. для Александра Танари, в семействе которого она хранилась до 1844 г., когда была приобретена для Эрмитажа. В галерее Дориа в Риме имеется картина Гверчино, изображающая св. Иоанна и представляющая почти точное повторение фигуры этого апостола на эрмитажном "Взятии Богородицы на небо", для которого она, быть может, служила эскизом, сделанным, в таком случае, до 1623 г., во время первого пребывания художника в Риме. Другой манерой письма отличается также находящаяся в Эрмитаже картина Гверчино, изображающая "Видение св. Клары" и находившаяся сначала в галереях Тюньи, а потом герцога Талара. Старинная копия с нее, выдаваемая за оригинал, находится в Венеции, в Пинакотеке Манфредини (Seminare particolare). К произведениям второго рода причисляют еще одну эрмитажную картину, принадлежащую кисти Гверчино и изображающую "Поклонение св. Лаврентия Богоматери и Младенцу-Христу", — картина эта находилась прежде в галерее Лебрена, в Париже, откуда была куплена для Эрмитажа в 1810 г. Образцами третьей, последней манеры художника, служат: во-первых, его превосходнейшее произведение "Мучение св. Екатерины", написанное художником для его родины, Чентской общины, и находившееся прежде в галерее нидерландского короля Вильгельма II, откуда она была приобретена для Эрмитажа при распродаже галереи в 1850 году, во-вторых, "Св. Иероним в пустыне", работа, представляющая, вероятно, тот образ святого, который был написан художником, по свидетельству Беллори ("Vita di Fr. Barbieri"), в 1641 г. для Ридольфо Струми в Римини, и ныне находящаяся в Эрмитаже. Небольшая копия с нее, также выдаваемая за оригинальное произведение Гверчино, имеется в Венеции, в Пинакотеке Манфредини. Картины Гверчино славятся своим ярким, выразительным колоритом.

Последним из непосредственных учеников академии Карраччи является Джованни Ланфранко, называвшийся также кавалером Джованни да Стефано (1580—1647), гравер и живописец, ученик Агостино и Аннибале Карраччи. Образцами его произведений, отличающихся мужественной силою кисти, служат две картины, находящиеся в Эрмитаже: 1) "Благовещение", написанное для одной из мальтийских церквей и приобретенное для Эрмитажа из коллекции Троншена около 1780 года, и 2) "Предвечный отец" — картина эта поступила в Эрмитаж в 1832 г. из коллекции кн. Евгения Сапеги, в Гродно, и одно время ошибочно приписывалась кисти Гверчино. С Ланфранко завершается блестящая эпоха болонской школы, которая во 2-й половине XVII столетия начинает приходить в безнадежный упадок.

Тщетно стараются в конце этого столетия Лоренцо Пазинелли и Карло Чиньяни воскресить искусство болонских художников. Чиньяни (1628—1719), ученик Дж. Б. Капри и Альбани, подражал Корреджо и Карраччи. Его "Материнская любовь" находится в Эрмитаже. Чиньяни удалось добиться того, что в Б. учреждена была на средства города академия художеств. Он был назначен ее пожизненным директором. Чиньяни успел заручиться для академии покровительством Папы Климента XI, утвердившего ее уставы, и согласившегося дать свое имя новому учреждению, которое с тех пор (1708) получило название "Климентинской академии". Но поздно было уже в эпоху полного падения искусства вдохнуть в него новую жизнь. Италия, истощенная, словно почва, подвергшаяся усиленному возделыванию, перестала производить великих живописцев, и болонская школа впала в тот же напыщенный тон, в ту же изнеженную вычурность, которые характеризуют собою все итальянские школы XVIII столетия.

Всего лучше определяет роль болонской школы итальянской живописи Ш. Блан следующими немногими словами: "Болонские художники, взятые вместе, образуют некоторый род буржуазии в искусстве. В крови у них нет благородства истых аристократов, нет, с другой стороны, крепкой и смелой энергии простого народа. Их главное качество заключалось в отсутствии слишком заметных недостатков. Подобно среднему классу общества, они занимали середину в искусстве, притом на одинаковом расстоянии от крайних точек, и на этой средней высоте они поддерживали искусство, не давая ему опуститься низко, но зато и не подымая его на более высокую ступень".

Литература


При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).
 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home