Административное право

Администрати́вное пра́воотрасль права, регулирующая общественные отношения в сфере деятельности органов исполнительной власти по исполнению публичных функций государства и муниципальных образований.

В доктрине российского административного права основным событием последних лет видится переход по главному вопросу о предмете административного права от концепции "государственного управления" к концепции "исполнительной власти". В то же время, такой переход не отвечает ожидаемым переменам сущности российского административного права: вместо отхода от устаревших концепций государственного руководства обществом, перехода к общественно-служебной концепции административного (публичного) права мы видим простую замену более-менее удачного понятия на понятие вовсе неудачное и размытое по мировоззренченскому смыслу. Метод административного права по-прежнему описывается как "метод власти - подчинения", что отражает административно-командную, а не общественно-служебную действительность.

Лишь в смежной с административным материальным правом области административного судопроизводства просматривается обновление концепции административного права в доктрине и в законодательстве. Публичная администрация признана стороной спора, а не абсолютно-властным начальством; стороной спора признаётся уже не конкретный чиновник, а орган публичной власти (хотя, с другой стороны, и не публичная администрация в особе органа). Более того, на публичную администрацию возложено законом бремя доказывания правомерности своих актов. Административные споры рассматриваются в России судами, а не особыми присутствиями самой администрации (являющейся стороной спора), как последнее было изначально принято на Западе (так, французский Государственный Совет лишь с 1970-х годов рассматривается как суд, а в англосаксонских странах помимо общей судебной системы появилось множество административных трибуналов в различных областях). Не обязательно досудебное обжалование административных актов по подчинённости. У судов имеется возможность не просто признать незаконный акт администрации таковым, но и сразу же восстановить нарушенные материальные права, например, обязать возвратить удерживаемую переплату налога, не прибегая для этого к формальному самостоятельному рассмотрению вопроса; тем самым признаётся, что публичное управление не сводится к распорядительным действиям самим по себе, а может касаться конкретных материальных прав, которые затрагиваются именно в публично-правовом, административно-правовом отношении.

Вместе с тем, во многих областях публичная администрация по-прежнему наделена полномочиями к самочинному внесудебному принуждению, а принуждаемый поставлен в положение жалобщика, опровергающего односторонний административный приказ (например, о доначислении налога). В доктрине подобное распределение прав часто называется естественным и правильным: публичная администрация рассматривается как по общему правилу профессиональный и отборный корпус защитников общественного интереса, а частный жалобщик - как по общему правилу тёмный эгоистичый обыватель, которому публичная администрация указывает истинный путь. Или же подбираются другие доводы: лишь тот, кто защищается перед судом, будучи поставленным перед выбором - обращаться самому в суд или молчать и подчиниться, достоин тех вещей, которые он защищает (такой довод вызывает вопросы с точки зрения законности действий именно администрации, в том числе вопреки субъективной слабости подвластного). Справедливости ради нельзя не отметить, что эта проблема не является чисто российской, она восходит к зарубежным доктринам административной юстиции, сложившимся во времена заката буржуазных революций. Но именно для нашей страны эта проблема наиболее остра в условиях непрофессионализма и темноты как обывателя, так и чиновника.

В другой смежной области, в вопросе об административных правонарушениях (во всех развитых правопорядках это часть уголовного права, а в России обычно рассматривается, напротив, как один из основных институтов административного, а не уголовного права), в качестве общего правила сохраняется архаичный инквизиционный подход к рассмотрению дел (обвинение представлено формальным протоколом, никем не поддерживается, и в деле должен самостоятельно разобраться тот, кто его рассматривает, который и вынужден поддерживать обвинение) - с некоторыми частными усовершенствованиями. Состязательные начала, которые проведены в этой части в Арбитражном процессуальном кодексе РФ, подвергаются доктринальной критике.

В особенной части административного права рассматриваются вопросы исполнения отдельных публичных функций. Здесь доктрина административного права обычно основывается на концепции "сфер общественной жизни", которая не имеет ни правового содержания, ни классификационного единообразия, а "сферы" не имеют чётких границ, зато имеют перекрывающиеся и выпадающие части в рамках любого варианта такой классификации.

Нельзя не отметить положительное взаимовлияние между доктриной административного права и мероприятиями административной реформы весной 2004 г., в рамках которых, в частности, исполнительные функции были разделены на подзаконное нормотворчество, надзор (контроль) и оказание государственных услуг. Подобная классификация содержательно ясна, в отличие от ушедших в прошлое "межотраслевой координации", "функционального регулирования", "осуществления специальных функций", от сохраняющегося "определения основ государственной политики". В то же время, подвергается критике сохранение указанных видов функций в единой трёхзвенной связке, когда министерство (орган подзаконного нормотворчества) в соответствующей области руководит надзором и оказанием государственных услуг. Не вполне удачно, что надзор условно поставлен выше оказания государственных услуг, что было бы уместным для полицейского государства, но не для государства, удовлетворяющего текущие жизненные потребности граждан.

См. также

Библиография

 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home