Добрыня Никитич

Эту статью следует викифицировать.
Пожалуйста, оформите её согласно общим правилам и указаниям.

Добрыня Никитич — второй по популярности после Ильи Муромца богатырь русского народного эпоса. Он часто изображается служилым богатырем при князе Владимире.

Былины нередко говорят о его долгой придворной службе, в которой он проявляет цвое природное «вежество». Часто князь дает ему поручения: собрать и перевезти дань, выручить княжую племянницу и проч.; часто и сам Добрыня вызывается исполнять поручение, от которого отказываются другие богатыри. Добрыня — самый близкий к князю и его семье богатырь, исполняющий их личные поручения и отличающийся не только храбростью, но и дипломатическими способностями.

Добрыню иногда величают князем (Киреев. II, стр. 11), а иногда племянником Владимира (Киреев. II, 19, 22, 45). Он умеет читать и писать (Киреев. II, 49) и отличается разнообразием дарований: он ловок, на ножку поверток, отлично стреляет, плавает, играет в тавлеи, поет, играет на гуслях.

Былинные сюжеты, в которых участвует Добрыня

  • Добрыня бьется со змеем Горынычем на р. Пучае (иначе Израе) и освобождает племянницу князя Владимира Забаву Путятичну или его дочь Марфиду, или сестру Марью Дивовну;
  • Добрыня вместе с Дунаем едет к королю Ляховицкому, чтобы посвататься от имени Владимира за Апраксу-королевичну, которую затем и привозит в Киев;
  • Встречается с поляницей Настасьей, бьется с ней в затем женится на ней;
  • Уезжает надолго от жены, которая собирается выйти замуж за Алешу Поповича. Приезд Д. расстраивает свадьбу;
  • Оскорбляет волшебницу Марину, которая обращает его в тура. Возвратив свой прежний вид, Д. казнит Марину (подробное изложение перечисленных сюжетов см. в книге Д. Я. Ровинского: «Русские народные картинки», т. IV, стр. 128 сл.).
  • Соблазняет Катерину Прекрасную и погибает от руки его мужа, боярина Пермяты.

Былины о Д.-змееборце рассматриваются Всев. Миллером в его «Экскурсах в область русского народного эпоса» (М., 1892, стр. 32—54). Указав на сходство между Д. и змееборцами наших духовных стихов, Георгием и Федором Тироном, автор проводит между ними следующую аналогию: подобно тому, как в церковно-народной среде к имени великомученика Георгия некогда (вероятно, в Сирии) прикрепился мотив змееборства, как внешняя оболочка религиозного духовного подвига — распространения христианства, — так в былине о Д.-змееборце отразилась, в эпических чертах, энергическая и памятная некогда на Руси деятельность исторического дяди Владимира, Д., по распространению христианства, сопровождавшаяся свержением идолов и массовым крещением язычников. Для подтверждения этой мысли автор рассматривает рассказ о насильственном крещении Добрыней новгородцев, сохранившийся в так называемой Якимовской летописи, и указывает некоторые исторические отголоски в былинах о Д. Намеки на крещение автор видит в купанье Д., в названии реки — Пучае (то есть Почайне). Летописная связь Д. с Путятой (выразившаяся в известной пословице: Путята крести мечем, а Д. огнем) отразилась в былине в отчестве Забавы Путятичны, спасенной Д. от змея. Отголоски летописного сказания о добывании Д. Рогнеды-Гориславы для Владимира (см. Летопись по Лаврент. списку под 1128 г.) указывает тот же исследователь в статье «Д.-сват» («Этнографическое Обозрение», 1893, кн. XVII). Параллели к былинам об отъезде Д. и выходе его жены за Алешу Поповича указаны Вс. Миллером в турецкой сказке об Ашик-Керибе (см. «Экскурсы» — приложение, стр. 22—25 и «Ж. M. H. Пр.», 1893, № 1, отд. 2, стр. 233 и сл. См. также О. Миллер, «Илья Муромец», стр. 523; Кирпичников, «Поэмы ломбардского цикла», стр. 179, 182; Дашкевич, «Алеша Попович», стр. 49; Халанский, «Великорусские былины», гл. III, стр. 13). Подробный анализ обращения Д. Мариной в тура — золотые рога представил проф. H. Сумцов в «Этнографическом Обозрении» (1892, кн. XIII и XIV, стр. 143 и сл.), где автор приводит множество параллелей из сказок разных народов о жене-волшебнице. Одна подробность того же былинного сюжета — стреляние Добрыней в голубей, сидящих на тереме Марины — сопоставлена Вс. Миллером с талмудическим апокрифом о стрелянии царя Давида в птицу, сидевшую над моющейся Вирсавией (см. «Материалы для истории былинных сюжетов» VI, в «Этнографическом Обозрении», кн. XIII—XIV, стр. 112—115).

Перечисленные исследования сюжетов, прикрепленных к имени Д., позволяют сделать следующие выводы о былинной истории этого богатыря.

В дотатарском периоде существовали предания и песни, в которых значительную роль играл родственник и воевода кн. Владимира Добрыня. Наиболее древний мотив, прикрепленный к имени Д. в былинах, — его роль как змееборца и свата. В обоих сюжетах еще могут быть отмечены кое-какие исторические отголоски.

Первый сюжет был обработан в былину, по-видимому, на севере, в Новгородской области, о чем свидетельствует новгородское предание о змияке (см. Вс. Миллера, «Материалы для истории былинных сюжетов», X, «К былинам о Д.-змееборце», в «Этнографическом Обозрении», кн. XV, стр. 129—131).

Может быть, и основная былина о добывании Д. жены (Рогнеды) для Владимира сложилась на севере и затем вошла в киевский цикл. Былина о Д. в отъезде — не что иное, как восточная сказка, прикрепившаяся к имени Д.; неблаговидная роль Алеши Поповича указывает на позднее время (не раньше XV I в.) внесения этой сказки в былинный эпос, когда он вошел в репертуар скоморохов.

Былина о Марине — переделанный в былину сказочный сюжет о жене-чародейке. Если имя Марины одновременно переделке сказки в былину (что довольно вероятно, по отсутствию вариантов имени и некоторым деталям, напр. обращению Марины в сороку), то былина, может быть, сложена в XVII в. Наконец, имя Д. внесено и в песню безымянную, не относящуюся к былинам. Это — песнь о добром молодце и р. Смородине (Киреев. II, стр. 61). Мотивом введения имени Д. (вместо доброго молодца) послужило то, что Добрыня в былинах также подвергается опасности утонуть в реке Пучае.

Добрыня и Владимир

© Сергей Кравченко: http://empire.netslova.ru/emp08.html "Добрыня был ближним, подручным дружинником у Игоря и Святослава. Отправляясь со Святославом в очередной набег, Добрыня по блату пристроил в терем Ольги свою родную младшенькую сестрёнку Малушу. После очередного короткого отдыха дружины в Киеве Малуша пришла к Ольге и спросила, а можно я вас, государыня, буду мамой называть?... В конце концов как женщина вы меня должны понять... Ольга всё поняла и сослала Малушу с глаз долой в родную деревню, но Владимира, который родился у Малуши будто бы от Святослава, потом взяла ко двору. Тем временем Добрыня был весь изранен в боях и оправлен на покой в Киев. Все места были заняты, и Добрыню назначили наставником - "дядькой" - к третьему, незаконному сыну Святослава. Незаконность была не в отсутствии записи о браке Святослава с Малушей, а в социальном происхождении матери - не из варягов, подлой профессии - ключница (завхоз). Итак, Добрыня, как мы разобрались, был настоящим дядькой Владимира, без кавычек. Когда лет в 6-8 Владимира назначили князем Новгородским, то поехал он туда, естественно, с Добрыней. Добрыня стал воеводой и фактическим правителем Новгорода..."

(стиль изложения конечно не очень энциклопедичный, но я лучшей по ёмкости цитаты от историков не нашёл...)

© Анатолий Членов: http://www.lib.ru/HIST/CHLENOW_A/dobrynya.txt " Эта книга посвящена путешествию в далекий X в. - по следам Добрыни - видного деятеля Киевской Руси, общей колыбели русского, украинского и белорусского народов. Исторический Добрыня - прототип былинного богатыря Добрыни Никитича. И не просто прототип: во множестве былинных эпизодов и сведений Добрыня Никитич - одно лицо с историческим Добрыней, дядей, воспитателем, руководителем и соратником великого князя Владимира I. Это тождество известно в исторической науке с начала XIX в., а с его середины - и общепризнанно. Гораздо менее известно, что Добрыня - сын князя Мала Древлянского. Это важное для всей истории Киевской Руси открытие было сделано еще в 1864 г. русским историком Д. И. Прозоровским, но потом по ряду причин забыто и восстановлено в правах только в 1971 г. А. М. Членовым в статье "Древлянское происхождение князя Владимира", опубликованной в "Украинском историческом журнале". Автор построил на нем свою древлянскую теорию, развитую им затем в ряде научных и популярных статей, - теорию о выдающейся роли Древлянской земли и Древлянского княжеского рода в истории всей Русской державы. Эта теория легла и в основу книги "По следам Добрыни", которую можно считать вкладом в разработку проблем истории Киевской Руси. Одновременно это вообще первый опыт пространной биографии Добрыни. © Ф. П. Шевченко. "

(Это более солидный источник сведений о Добрыне.)


Эту статью следует викифицировать.
Пожалуйста, оформите её согласно общим правилам и указаниям.


Богатыри и витязи русской земли

Алёша Попович | Василий Буслаев | Вольга Святославич | Данило Игнатьевич | Добрыня Никитич | Дунай Иванович | Дюк Степанович | Ермак Тимофеевич | Илья Муромец | Микула Селянинович | Михайло Данилович | Михайло Казарянин | Михайло Поток | Садко | Святогор | Соловей Будимирович | Ставр Годинович | Сухман Одихмантьевич | Чурило Пленкович | Щелкан Дудентьевич

 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home